2. Абсолютная реальность. Пантеизм

1. Далее мы рассмотрим Абсолютную реальность, помня данный нам Завет: «Если бы сознание человечества могло сопоставить вечное с преходящим, то явились бы проблески понимания Космоса, ибо все ценности человечества зиждутся на вечном основании. Но человечество настолько прониклось уважением к преходящему, что забыло о Вечном. Между тем, как показательно, что форма меняется, исчезает и заменяется новой. Преходимость так очевидна, и каждая преходимость указывает на жизнь вечную… Так нужно направлять дух народов к пониманию Высших Начал» (1).
Абсолютная реальность одна, она не имеет границ в пространстве и во времени, не возникает и не уничтожается. Это есть абсолютное Пространство, которое всё в себе содержит, само не содержится ни в чём; это – то, в чём всё живёт и движется. Абсолютное есть Протяжённость сама по себе в отвлечённости от всех форм, великая Пустота или Ничто, одновременно и Полнота, которая всё в себе содержит. Это Единая Реальность, несоставная, бесформенная, неизменная Основа всего изменяющегося. Поскольку в ней нет частей, то не может быть ни близких, ни далёких мест, ни верха, ни низа. Абсолют – это абсолютная Вечность, Длительность сама по себе, где теряют смысл понятия прошлого и будущего, каждый момент этой длительности есть вечное настоящее. Символом Абсолютной реальности является круг, окружность которого нигде не находится, а центр – везде.
Абсолютное не обладает сознанием, для которого нужен объект – нечто, что должно быть осознано, и субъект – тот, кто осознаёт. Абсолют есть абсолютный Разум, потенциальная способность к порождению идей: он не мыслит, поскольку есть абсолютная Мысль.
Абсолютное лишено всех атрибутов, оно не имеет никакого отношения к обусловленному существованию, не сотворено и не творит, из него периодически выявляются творческие силы. Эволюционирующие, развивающиеся от одной стадии к другой миры являются созданием совершенствующихся творческих существ. Абсолютная реальность не движется в нашем понимании этого слова, но обладает интракосмическим Дыханием, которое не прекращается, не замедляется и не ускоряется. Абсолютное сознание и движение предстают для ограниченных ума и чувств как бессознательное и неподвижное. Абсолютное есть Свет такой яркости и силы, что всеми живущими воспринимается как Тьма.
Абсолют познать невозможно, ибо любое определение есть ограничение. Но его можно осознать способностью, превышающей мышление, – духовной интуицией, передать же эти переживания человеческими словами невозможно. Потому всякие прения по поводу Абсолютной реальности не допускались философами древности, пресекались как не философские и вопросы о том, почему Бытие вообще существует.
Абсолютное является Беспричинной Причиной мира, которая включает в себя все следствия. Ставить вопрос «Почему?» к тому, что не имеет причины своего бытия бессмысленно. Но на вопрос, откуда всё возникает и куда всё исчезает, философы отвечают: «…Корень всей Природы, объективной и субъективной, и всё что вообще существует во Вселенной, видимое и невидимое, было, есть и будет навсегда одной абсолютной сущностью, из которой всё исходит и к которой всё возвращается. Это есть арийская философия, полностью представленная только учением ведантистов и буддистов» (2).
Все древние посвящённые философы восходили мыслью до самого высочайшего понятия, которое ставит предел мышлению вообще. При этом они по-разному называли Абсолютное. Ведантисты называли Его «То», даосы «Дао», Парменид – «Бытием», Демокрит – Пустотой, Пифагор – «Не-числом», Платон – Единым. Если где-то мы не находим явного упоминания о Едином, значит философ делал ударение на изменении всего сущего в его стремлении к совершенствованию. «Вполне понятно, что Будда, устремляющий человечество к эволюции, указывал на свойства подвижности, тогда как Веданта имела суждения об основе… Не вижу противоречий основ Веданты с Буддизмом» (3).
Учебники по античной философии противопоставляют философию Гераклита и Парменида, но на самом деле противоречия между ними нет, они дополняют друг друга, выражая две стороны Бытия. Прав Гераклит и более понятен людям, когда говорит, что нельзя войти в одну и ту же реку дважды: всё движется, всё – поток, воды реки меняются, как и входящий в них человек. Прав и Парменид, утверждая существование вечного, неизменного и совершенного Бытия. В своей основе всё вечно повторяется, меняются воды и человек, но река как основа и человек как дух остаются таковыми вовеки. Гераклит вслед за Буддой говорит о колесе жизни, а Парменид вслед за Ведантой говорит о неизменной оси этого колеса.

2. Понятие о вечности и беспредельности Пространства, в котором движутся многочисленные миры, мы встречаем и в современной математике, и в космогонии. Но для многих учёных эти понятия остаются пустыми абстракциями, а не реальностями. Для философа Абсолютное – это непостижимый источник всего сущего, Единственная реальность, а всё преходящее – майя, относительное. Для философа именно общности реальны, а частные понятия – порождения человеческого ума.
Многие люди, в силу своего невежества, насмехаются над философией, называют её «пустой болтовнёй» или «бесплодным умствованием», отрицая её необходимость для человека. Скорее всего, они не будут читателями нашего сайта, тем более наш раздел о единстве мира будет не для их сознания. Они полагают, что простому человеку незачем размышлять о вечном, тратить время на лишённые жизненности абстракции. Но абстрактных понятий не существует, лишь неподготовленные к их восприятию люди считают их таковыми. Абстрактные идеи являются самыми важными, так как, размышляя о вечном и бесконечном, человек утончает и расширяет своё сознание. Он сознаёт, что сам является существом вечным, а не конечным, только раз живущим на земле. Человек постепенно освобождается и от страха смерти, и от чувства своей ничтожности и одинокости в Космосе. Уровень сознания человека и измеряется по степени и качеству понятий, признаваемых им абстрактными или отвлечёнными.
Итак, размышляя о мире в целом, философ постигает существование двух реальностей: Абсолютной и относительной, вечно пребывающей и вечно изменяющейся. Не только философ, но и каждый мыслящий человек, знакомый с достижениями современных наук о Космосе и Природе, может прийти к пониманию бесконечности окружающего нас мира, который мы называем миром вечного становления. Мироздание беспредельно вширь, так как включает множество солнц, галактик, вселенных, которые рождаются, развиваются и умирают, а им на смену приходят новые, и процесс этот бесконечен. Мироздание беспредельно и вглубь, видимые миры скрывают невидимые, различающиеся по своей плотности. Но в основе беспредельного многообразия возникающих и разрушающихся миров должно лежать некое Единое, связующее части друг с другом и являющееся их источником. Единое не может существовать без многого, а многое – без Единого. Это обосновал в своём диалоге «Парменид» ещё Платон. Конечное не существует без вечного, и наоборот; разум не может мыслить Бытие без сопоставления этих фундаментальных пар противоположностей.
Понятие об относительной реальности можно заменить понятием о Беспредельности, подчеркивая таким образом величие мира вечного становления, беспредельно восходящего в своих неисчислимых циклах. При этом отождествлять Беспредельность с Абсолютом нельзя, ибо эти понятия противоположны друг другу. Абсолютное включает в себя Беспредельное и Оно не может перейти в Беспредельное, ибо последнее предполагает беспредельное протяжение «чего-то» и продолжительность этого «чего-то». В Абсолюте ничего нет, поскольку есть Всё. «Бесконечность и Абсолют — это только названия двух противоположностей, недоступных человеческому (непосвящённому) уму» (4).
Лучшие христианские мыслители, среди которых величайшим является Ориген, были монотеистами и пантеистами. Они утверждали идею Единого Божественного Начала и божественность всего сущего в своей основе. Пан – Всё, Природа в целом; Теос – Бог. До сих пор некоторые философы считают пантеистов, например Спинозу, материалистами, которые якобы считают, что Бог и Природа тождественны. При этом природа для них лишь чередование изменчивых форм, лишённых жизни и души. Иллюзорный плотный мир эти псевдофилософы принимают за единственную реальность, вот для этих позитивистов все наши рассуждения будут пустым звуком.
Всё, что имеет существование, исходит от Абсолютного Принципа или Начала, которое очень условно можно назвать Божеством. Идея о Едином Боге, объединяющем всех низших проявленных богов, пронизывает и древние религии, и древние философии. Е.И. Рерих пишет: «Да, величественно представление древних о Боге, этом Непостижимом Начале всех вещей, этом Вселенском Законе, истинном Справедливом Начале, дающем каждой искре, исшедшей от Него, все свойства Свои, предоставляя ей следовать свободному выбору в применении их на строительство или разрушение» (5). В другом месте сказано, если Бог несознательного народа сидит на краю ничтожного шарика, то Высокий Дух взирает в Беспредельность.
Философское понимание Божества должно снова утвердиться в мире и лечь в основу обновлённой религии. Идея Единства Мира и Единобожия должна иметь своим следствием объединение человечества, но священники стараются удержать понимание Бога на детском уровне, а люди науки отрицают всякое присутствие Божественного в мире и в самом человеке. Однако «вмещение конечности Вселенной при осознании беспредельного пространственного Принципа принадлежит к тем вопросам, который ученик должен решить сам, ибо это называется «Сумма Суммарум». К осознанию этих пространственных понятий расставляются вехи, но формула должна быть произнесена самостоятельно… Насколько одна Беспредельность не представляет конкретных последствий, настолько конечность будет умаляющим понятием. Только соотношение этих антиподов составит правильное решение космогонической проблемы» (6).
3. Абсолютный Дух как Первая Причина мира
1. Единство и двойственность Бытия. Относительная реальность
Агни-Йога. Мир Огненный. Ч. 3. § 363
Блаватская Е.П. Ключ к теософии. М. 1993. С. 45
Агни-Йога. Знаки Агни-Йоги. § 275
Блаватская Е.П. Отрицают ли адепты небулярную космогоническую теорию? – Сб. «Гималайские Братья». М. 1998. С. 69
Рерих Е.И. Письма. М. 2000. Т. 2. С. 364
Агни-Йога. Знаки Агни-Йоги. § 91