3. Философия и наука

1. Философия и наука представляют собой два вида знания, имеющие перед собой одну цель — познать человека и окружающий его мир, но они изучают их с разной глубиной и различными путями. Философия включает в себя знание о всеобщих законах мироздания, наука изучает частные законы (закономерности), проявления общего на Земле. Вечная и единая Истина проявляется во множестве частных истин, изменяющихся со временем и зависящих от способностей познающего человека. Постижение этих истин и является задачей конкретных наук. Наука всегда будет изучать отдельные стороны жизни, она всегда будет включать в себя разные виды; дифференциация знания в силу специфики научного познания неизбежна. Но только философия может быть их объединяющим началом, давать основания для синтеза научного знания, которое постоянно множится. Фундаментальные философские теории должны направлять научные исследования, ставя перед ними определённые цели и снабжая необходимой методологией.
В древности связь философии и науки была неразрывной и тесной. Каждый посвящённый философ после усвоения основ становился учёным в определённой области знания, с другой стороны, каждый астроном, врач и т. д. непременно изучал философию. Не только философия, но и большая часть наук была сокровенной, недоступной широким массам. Но в настоящее время естественное и необходимое взаимодействие философии и науки происходит с трудом. Наука игнорирует философию, пытается дать синтез научного знания, оставаясь на поверхности теорий, полученных путём обобщения опытных данных. Учёные исповедуют позитивизм, примитивную философию, отвергающую существование внутренних незримых миров и вообще великих божественных оснований. Однако и состояние современной философии подрывают к ней доверие учёных, философы нередко невежественны, не обладают знаниями ни в одной из областей науки, к тому же, что более важно, не имеют духовного опыта. Например, могут излагать другим философию Платона, поскольку без него невозможно говорить о греческой философии, при этом не разделяя, а значит, не понимая, его взглядов.
«Нужно радоваться каждому мышлению, направленному к единству Вселенной. Можно жалеть, что учёные прикладных наук не могут найти связи с мыслителями. Опять мы видим мертвые разграничения и ошибки ненависти. Скажут: «Невозможно быть энциклопедистом при современном развитии науки». Никто не говорит о всезнании, но возможно уважение к знанию, так люди могут освободиться от отрицаний. В каждом предмете есть нечто, заслуживающее внимания. Истинный мыслитель может распознать эту искру истины» (10).
Философское знание включает в себя несколько важнейших разделов. Ядром философии являются онтология и гносеология, тесно между собой взаимосвязанные. Онтология есть учение о Бытии, то есть о Мире в целом, включающее в себя учение о первых началах бытия и основных законах мироздания, раньше она называлась метафизикой и теологией. Гносеология является учением о сущности и возможностях познания мира. Философ, утверждая истину, должен обосновать возможность её познания, и наоборот, разрабатывая теорию познания, философ должен описать, каким он видит мир в свете утверждаемой им гносеологии.
Помимо онтологии и гносеологии, философия включает в себя ещё три главных раздела: учение о происхождении, строении и цели существования космоса (макрокосма); учение о происхождении, строении и смысле жизни человека (микрокосма); учение о возникновении, строении, цели развития человеческого общества и культуры. Они называются соответственно космология, антропология и история. В этих разделах философия тесно смыкается с наукой, но в отличие от неё разрабатывает фундаментальные теории, представляющие проявление основ в определённых формах жизни. Если же философские теории не связываются с данными научных исследований и не проверяются жизненным опытом человечества, то они ограничены, в этом случае философия вырождается в бесплодную софистику (античность), в догматическую схоластику (средневековье), в абстрактное теоретизирование (современность).

2. Философия и наука различаются методами и способами познания мира. Наука изучает мир методом индукции, она движется от изучения множества явлений к поиску единства и обобщающих концепций. Это долгая и кропотливая работа, подобная изучению горы постепенным восхождением снизу вверх при подробном исследовании каждого дерева, растущего на её склонах. Философия изучает мир методом дедукции — она исходит от постижения основ, на которых разворачивается всё многообразие частных проявлений. Она совершает дерзновенную попытку увидеть мир в целом, мыслью возносится на вершину горы и обозревает оттуда не только все деревья сразу, но пространство вокруг них, а затем, спускаясь вниз, изучает подробности. Зная вершину и всю панораму в целом, труднее заблудиться в частностях. Оба метода осознаны ещё в греческой философии и могут быть названы именами философов, которые их утверждали: научный индуктивный — метод Аристотеля, дедуктивный философский — метод Платона. Платон исходил из понимания, что множество происходит от единства, его метод есть метод Демиурга, который разворачивает мир от целого и всеобщего к частностям, а затем собирает их воедино.
«Ни одна из областей науки не может проникнуть в сущность вещей. Вместо того чтобы проследить возникновение следствия из его изначального источника, наука делает всё наоборот. Высшие типы, как она учит, развиваются от предшествующих низших типов. Она начинает отсчёт со дна цикла, будучи ведомой со ступеньки на ступеньку в великий лабиринт природы только нитью материи. И как только эта нить обрывается, и ключ поиска теряется, она в испуге отскакивает назад от Непостижимого и объявляет себя бессильной. Не так поступал Платон и его ученики. У него низшие типы были только конкретными подобиями высших абстрактных типов» (11).
Учёный осмысливает данные наблюдений и экспериментов, он строит свои концепции с помощью рассудочного мышления, опирающегося на чувственный опыт. Рассудок — это способность рассуждать и делать выводы на основе опытного знания, это способность обобщать и анализировать факты. Результаты деятельности такого мышления и эмпирического познания вообще ограничены и относительны, так как опыт всегда не полон и субъективен, в нём предмет познания предстаёт не в своей целостности и истинной сущности, а в отношении к познающему субъекту. Отсюда очень часто то, что называют истинным знанием, является лишь упорядоченным здравым смыслом, позволяющим видеть только внешнюю сторону вещей, и без того очевидную для каждого. Особенно это касается наук о человеке и обществе.
Философия создаёт свои теории с помощью духовного разума, умозрения, выходящего за рамки органов чувств и обладающего синтетической природой. Разум способен познать Истину, поскольку принадлежит Бессмертной Душе человека и созвучен разуму Космическому. Вечные законы и начала можно познать только изнутри, они не подвластны аргументации и земной логике, на которой покоится рассудочное мышление. Идеи об абсолютном и бесконечном не могут находиться внутри нашего конечного мозга, они отражаются нашим духовным сознанием и оттуда проецируются в мозг, никто не может воспринять их через объяснения другого человека. Мудрость не передаваема, но можно возжечь стремление к ней, можно передать знания об основах, но осознать их и применять в жизни каждый научается сам. Задачей философии и является высвобождение человека от ограниченности физических органов чувств и пробуждения в нём духовного разума, способного познать Истину, Добро и Красоту.
Познание мира форм доступно среднему уму, познание мира вечного и божественного только уму развитому, но развитие высшего ума лежит через совершенствование низшего и через познание эмпирического мира. Чем меньше в знании относительного, тем оно выше, философия является строгой и точной наукой об Истине, но она станет общезначимым знанием только тогда, когда у большей части человечества пробудится разум. Однако современные философы в своём большинстве не различают рассудок и разум, забывая не только учение древних об уме, но мало постигая сущность рационализма Спинозы и Лейбница, Хр. Вольфа и Гегеля.
Между миром духовным (предметом философии) и миром физическим (предметом науки) существует иерархия миров, невидимых нашими органами чувств и приборами их расширяющими. Однако древняя Мудрость включала в себя знания о мирах невидимых, познаваемых с помощью способностей, которые у большинства человечества находятся в спящем состоянии, таких как ясновидение, яснослышание и т. д. Древняя наука называлась магией, позже — оккультизмом, она изучала силы, сущности и существа невидимого мира, современная наука изучает их видимые проявления. К примеру, астрономия изучает внешние формы и физические взаимовлияния Светил, астрология изучает внутренние миры и энергии планет, ибо «души» планет влияют на души людей, а их тела на физическую плоть человека.
Магия — не только знание, но искусство взаимодействовать со скрытыми силами природы, она, как и все земные науки, может быть использована и во благо людей, и во зло. «Магия, как наука, представляет собой знание трёх принципов — духа, души и тела, и способа, посредством которого всезнание и всемогущество духа, и его власть над силами природы могут быть приобретены человеком, пока он всё ещё находится в теле. Магия, как искусство, есть применение этого знания на практике. Злоупотребление сокровенным знанием есть колдовство; применение во благо — истинная Магия или Мудрость» (12).
Будущее развитие нашей науки станет возрождением древней магии, так как наука неизбежно будет двигаться в сторону исследования всё более тонких энергий Природы и Космоса. Но до той поры человек должен осознать космические законы, ибо их нарушение приведёт мир не к расцвету, а к гибели, в коей будет повинна именно наука, опасная своим вмешательством в сокрытые силы мироздания.

3. Будущая философия, идя навстречу эмпирической науке, будет выражать своё знание преимущественно понятиями. Символы, широко употребляемые древними и для сохранения сокровенности знания, и для наглядности изложения, будут по возможности исключены. Для создания универсальной философии необходимо выработать единый философский язык, и это далеко не просто. Учёные легко договариваются о научных понятиях, ибо многие из них являются обобщением опытных данных. Хуже если они заимствуют свои понятия из древнего знания, искажая их истинный смысл. Например, понятие «атом» в древности прежде всего означало нетленный неделимый атом, использовать его для сложносоставных атомов науки не совсем верно. Но если это уже произошло, то необходимо знать о существовании духовных искр в основе сложных элементов, а не твердить о том, что древние философы не знали о делимости атома.
Нужно чётко определять значение философских понятий, чтобы исключить лишние дискуссии, возникающие из различия в терминологии. «Часто люди говорят об одном и том же в совершенно разных выражениях. Также и наоборот, люди умеют говорить в тех же самых словах, подразумевая различные значения. Особенно при суждении о предметах высших нужно проявить осторожность, чтобы избежать недоразумения» (13).
Так в древности философы нередко говорили об одном и том же разными словами, вводя последователей в заблуждение. Так, например, Абсолютную Первореальность называли Божеством, Единым, Хаосом, Пустотой, Пространством, Бытием. И сколько споров, приведших к братоубийственным столкновениям, породили в христианстве споры о соотношении Отца, Сына и Святого Духа! Эти глубочайшие символы имели множество значений, но человек усваивал только одно, и, будучи глухим к доводам оппонента, стоял насмерть за своё понимание. Потому в будущем, не лучше ли их вообще убрать из употребления и заменить строгими понятиями? Нам сказано и о том, что нужно очистить философию от устаревших понятий, таких, к примеру, как «метафизика» и «оккультизм», которые нагружены вековыми наслоениями различных трактовок.
Многочисленные споры о том, конечен или бесконечен мир, сотворён он или нет, существует один мир или миров множество, не могли бы возникнуть, если бы стороны чётко сознавали, что они понимают под понятием «мир». Или речь идёт о вечном и неограниченном Мире в целом, или о мире как ограниченной в пространстве и во времени форме: планете, солнечной системе, галактике и т. д. Также и в сфере этической философии необходимо устанавливать точные значения слов обыденной речи, употребляемых в качестве философских понятий, таких как добро, зло, справедливость, мужество, ложь и так далее, ибо люди вкладывают в них различное содержание.
В будущих размышлениях мы возьмём за основу понятия, используемые в Новом Откровении, которое вскрывает истоки европейской мысли и связывает её с восточной философией. Е.П. Блаватская давала Учение на английском языке, который являлся основным для культурного общения народов. Но её главный труд, «Тайная Доктрина», был переведён на русский язык Е.И. Рерих, то есть все понятия в нём были соотнесены с русским языком. Агни-Йога была записана на русском языке, она дана в дар народу, носителю будущего. Мы возьмём и язык, выработанный русскими философами на рубеже XIX–XX веков. Переосмыслив всю мировую философию, они выразили на русском языке опыт, накопленный Западной Европой начиная с греков и римлян. Мы доверяем их работе, поскольку знаем, что в России воплотились многие души, которые в прошлом сами были творцами европейской философии, они извлекали опыт не только из книг, но и из своих сердец.
Русский язык, над развитием которого потрудились великие русские писатели и поэты, наследует древний «санскрит», самая великая культура прошлого, таким образом, связывается с культурой будущего. Этот великий язык позволяет выразить тонкие и точные оттенки мыслей, он содержит многие определительные, не существующие в европейских языках. «Вдумайтесь в слово «человек» — оно означает дух или чело, преходящий веками. Вся смена воплощений, вся ценность сознания выражена в одном слове. Можете ли назвать другой язык, где житель воплощённый назван так же духовно? Мало выражают другие языки идею действия. Учитель может назвать сотни наименований, но они будут или самомнительны, или невыразительны» (14).
Впредь мы будем стараться излагать мысли кратко, подробно не разворачивая и не доказывая; как показала история, готовому сознанию достаточно и искры для понимания, а неготовому бесполезно и множество книг. «Краткость формул есть завет Огня. Нужно приучаться к священной краткости. Не нужно думать, что она достижима легко; в ней выражается и целесообразность, и бережность, и уважение, и заострённая сила» (15).
4. Иерархия философских учений
2. Сущность философского знания
Агни-Йога. Надземное. § 490
Блаватская Е.П. Разоблачённая Изида. М. 1993. Т. 1. С. 73
Блаватская Е.П. Разоблачённая Изида. М. 1994. Т. 2. С. 695
Агни-Йога. Аум. § 485
Агни-Йога. Община. § 32
Агни-Йога. Мир Огненный. Ч. 1. § 329