Прошлое, настоящее и будущее философии

1. Философия в современном мире

1. Мы находимся в начале нового этапа истории и задаём себе вопросы: каким он должен быть и что мы должны для этого сделать? Позади нас осталась эпоха непрерывных войн, вражды между народами и людьми. Отсюда всем, кто думает о будущем Земли, а не доживает на ней последние жизни, ясно одно – дальше так продолжаться не может. Мы должны объединиться в единое общество, уничтожить раздоры путём взаимопонимания и сотрудничества, достичь гармонии между собой и окружающей нас Природой, иначе мы превратим Землю в ад или вообще уничтожим. Только вместе мы сможем разрешить сложные проблемы, которые неотвратимо встанут перед нами, ибо наша планета истощена и загрязнена, её стихии вышли из равновесия. Для объединения человечества создана техника, которую не ведала известная нам история. Средства связи в любой момент времени могут доставить нас в любое пространство планеты как физически, так и ментально; Интернет позволяет, не выходя из дома, приобщаться к накопленным многими веками знаниям и культурным ценностям. Однако только этим объединения не достичь, должен измениться сам человек, и прежде всего он должен осознать, ради чего живёт в этом мире. Иначе все достижения нашей удивительной техники будут превращены в средство управления людьми, внедрения в их сознание ложных целей и навязывания определённых стандартов жизни, а затем и в средство развлечения после изнурительного труда, чтобы следовать этим стандартам.
Для становления нового человечества должна быть преобразована вся современная культура, которая сейчас находится в глубоком кризисе. Массовое искусство распространяет пошлость, разжигает низменные страсти, утверждает разврат и насилие как нормы человеческой жизни. Служители науки яростно отрицают божественные основы мира, а религиозные проповедники напрасно пытаются их утвердить. Их слова порождают или фанатическую веру, или такое же слепое отрицание, ибо Учения основателей мировых религий исказились, и благодатный дух покинул религиозные таинства.
Строительство нового мира начнётся с преобразования культуры – одухотворения науки и искусства, установления взаимопонимания между мировыми религиями. Но это произойдёт только в том случае, если в их основу будет положено единое учение об окружающем нас мире, универсальная истинная философия. Именно философия, в силу своих задач, призвана быть синтезирующим началом культуры и цивилизации в целом, должна очистить религии от искажений, дать искусству новые идеи для воплощения в прекрасные формы. Так было в древности, так должно быть в будущем, но в настоящем философия не способна без значительного преобразования выполнить эту великую задачу, ибо и она находится в плачевном состоянии. Более ста лет назад Владимир Соловьёв писал о кризисе философии, с тех пор положение не улучшилось, но, наоборот, стало ещё хуже.

2. Суть кризиса современной философии в самых общих чертах можно выразить следующим образом. Философия утратила свой предмет и метод познания мира, произошло размывание её границ и забвение её специфики как определённой формы культуры. Ныне существует множество определений философии, большинство из них может быть отнесено к двум преобладающим точкам зрения, но обе они искажают её сущность и предназначение.
Представители первой точки зрения считают философию формой мировоззрения того или иного человека, выраженного в понятийной форме и обоснованного с помощью логических аргументов. Здесь философия отождествляется с мнением отдельного человека, и каждый философ усердствует в том, чтобы утверждать свой собственный уникальный взгляд на мир, придумывать новые понятия, не заботясь об истине, не осмысляя и даже отрицая традицию. Философия вместо того, чтобы быть единой наукой об Истине, распадается на множество направлений, каждое из которых утверждает свою частную точку зрения как всеобщую. Философы разных школ уже и не враждуют друг с другом, они просто друг друга не слышат. Утверждается равноправность всех точек зрения, этим будто бы утверждается терпимость, но терпимость не должна отождествляться с беспринципностью. Возможны все точки зрения, но не все обладают одинаковой степенью истинности, и только приобщение к Истине делает человека свободным и совершенным, ложные ценности приводят его к страданиям.
Уже Гегель отметил несостоятельность такого понимания философии, ибо писал: «Мнение есть субъективное представление, произвольная мысль, плод воображения; я могу иметь такое мнение, а другой может иметь совершенно другое мнение. Мнение принадлежит мне, оно не есть внутри себя всеобщая, сама по себе сущая мысль. Но философия не содержит в себе мнение, так как не существует философских мнений. Когда человек говорит о философских мнениях, то мы сразу убеждаемся, что он не обладает даже элементарной философской культурой, хотя бы он и был сам историком философии. Философия есть объективная наука об истине, наука о её необходимости и познании посредством понятий, а не мнение и не тканье паутины мнений» (1).
В последние десятилетия философия и вовсе превратилась в определённый вид интеллектуальной игры, бесконечные словопрения по поводу и без повода. Ищущему истинного знания преподносятся ныне банальности, выраженные заумным многословным языком, бесчисленные комментарии к классическим текстам, которые не проясняют их смысл, а бесконечно его затемняют. Ложные суждения распространяются огромными тиражами бездарных монографий и учебников, мало кто глубоко задумывается над тем, что пишет, ибо не имеет для этого ни духовного, ни даже жизненного опыта. Но не придётся ли позже искупать такое легкомыслие, ведь философ отвечает за мысли и слова, которыми он наполняет пространство?!
Представители второй точки зрения рассматривают философию в качестве обобщающего знания. Философия призвана познавать всеобщие законы мироздания, синтезируя знание, получаемое частными науками, кроме того, она должна изучать способы познания мира, используемые в них. В данном случае философии отводится служебная роль: не имея собственных задач, она должна следовать за наукой. Поскольку современная наука изучает только мир, данный нам в органах чувств и приборах их расширяющих, то она остаётся в пределах плотного физического мира. Следуя за ней, философия разделяет её ограниченность, ничего существенного и нового не привносит в научное знание и потому мало полезна для него. Многочисленные «философии», возникшие в двадцатом веке, такие как философия науки, техники, языка, культуры, власти и т.д. – это только лишь разновидности наук естественных, социальных, гуманитарных. Их возникновение наглядно показывает, что вместо синтеза философия пошла по пути специализации и дифференциации, мало преуспев в создании единого знания.
Философы забыли, что синтез может быть осуществлён только при осознании единого духовного основания, на котором зиждется мир. Чтобы стать полезной для науки, искусства и общества в целом, философия должна строить знание исходя из единых принципов, а не восходя к ним. Когда утверждают, что основы нельзя постичь, потому что ни один человек в мире не способен сегодня усвоить и обобщить данные всех научных дисциплин, то не понимают, что философия исходит из единого и приходит ко многому, она познаёт внутренний мир сущностей, а не внешнее многообразие явлений.
Древние философы были согласны с тем, что философия есть наука принципов и первопричин, современные же любое прикладное знание готовы назвать философией. Однако все важные для общества проблемы не разрешимы на эмпирическом уровне без проникновения в мир сущностей. Философия всё дальше уходит от жизни, ибо не способна объяснить причины кризиса цивилизации и найти пути для её спасения. Она не просто распалась на множество школ – почти все они утверждают позитивизм и атеизм. Произошло забвение духовной сущности человека и отрицание непрерывности его жизни, человек предстаёт ныне как существо без прошлого и без будущего, кроме того, оторванное от жизни Космоса, который также лишился своей глубины и божественности. В распространении такого мировоззрения и лежат корни катастрофического состояния современного мира.

3. К тому же, в современном массовом сознании сложилось, в общем-то, негативное отношение к философии. Большинство считает её бесплодным умствованием, и это несмотря на то, что многие в той или иной степени прикасались к этому знанию, обучаясь в вузах, колледжах и даже в школах. Однако обучение философии у нас чаще всего сводится к беглому знакомству со множеством философских имён и различных точек зрения. После такого беглого обзора истории философии ученики могут назвать имена некоторых философов, а вот что такое философия и зачем она нужна, почему эти люди названы философами и почему занимают определённое место в культуре, ответить затрудняются. Они теряются во многообразной информации, которую не в состоянии усвоить, и в дальнейшем у них уже нет ни желания, ни времени самостоятельно искать ответы на поставленные вопросы.
Существует и другой путь приобщения к философии. Здесь человек изучает одно философское направление, к примеру кантианство или экзистенциализм. Выбор он делает сам, как это практикуется в университетах Европы и Америки, или определённое мировоззрение ему навязывается, как это было раньше у нас с марксистской философией, да, собственно, продолжается и поныне. При этом не рассматривается вопрос, по каким причинам из множества учений выбирается одно? Но можно ли судить о целом, изучая часть, и не является ли малое знание в чём-либо опаснее полного неведения?
Учёные определяют свой предмет исследования до того, как он излагается ученику. Философы также должны сказать о сути философского знания до начала знакомства с ним. В первую очередь хотя бы отметить, что философия уже по определению есть любовь к Мудрости или стремление постичь Истину. Истина же должна быть единственной, в отличие от множества частных и относительных мнений, а отсюда и философия должна быть единой. Но возможна ли такая философия вообще?
2. Сущность философского знания
Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. СПБ. 1999. Кн. 1. С. 78