3.5. Русь XIV века. Сергий Радонежский и Дмитрий Донской
В течение XIV века происходило укрепление Московского княжества, рост его политического и духовного влияния. Продолжалось увеличение его населения, начавшееся уже веком ранее, когда люди бежали с юга Руси в центральные её области и далее на север, подальше от набегов сперва половцев, а затем монголов. Постепенно расширялась и территория Москвы, она окружалась подвластными ей княжествами с их городами, занимая среди них главное место. Возвеличивание Москвы совершалось благодаря деятельности её князей, их честолюбию, дальновидности, политической воле, нередко хитрости и даже коварству. Управляли они единолично, опираясь на боярскую думу, к тому же установилось строгое престолонаследие от отца к старшему сыну, положившее конец междоусобицам между родичами, раздиравшими Русь на части. Возвышению Москвы способствовало и её расположение на перекрёстках важных торговых путей, как водных, так и сухопутных.
На северо-восточной части страны по-прежнему сохранял свою независимость Великий Новгород с подчинёнными ему городами и их обширными землями. В отличие от Москвы здесь издавна установилась республиканская форма правления. В городе правили бояре с выборным посадником во главе, большая роль принадлежала и народному собранию — вече. Новгородское население включало в себя ремесленников и торговцев, которые в большинстве своём были людьми грамотными, вполне способными принимать деятельное участие в управлении своим городом. Вече решало вопросы войны и мира, оно избирало князя с дружиной из других земель, собственной княжеской династии в Новгороде не существовало. Карамзин, сторонник монархического правления, отмечает, что самовластие народа нередко приводило к неоправданным бунтам. Новгород оставался форпостом Руси на северо-востоке, защищал население от вторжения соседей: немецких рыцарей, шведов и литовцев. Великий Владыка в личности Рюрика основал Новгород, в личности Александра Невского защитил его от вторжения иноземцев, а в личности Ивана-3, создателя единого Русского государства, лишил Новгородскую землю независимости, присоединив её к Москве. Санкт-Петербург, ставший столицей России и её мозгом, все же расположился неподалеку на землях, цивилизованных свободолюбивыми новгородцами, Москва при этом оставалась её сердцем. Киев же утратил своё особое значение в истории Руси, а затем и России, с момента его вхождения в состав Литовского княжества.
Важно отметить, что крупные города, а особенно столицы государств, основывались в строго определённых свыше местах, там, где по воле Бога-творца закладывался космический магнит, энергия или замысел, определяющий их значение в мировой истории. В этих местах и воплощались те личности, которые будут осуществлять или основание городов, или их дальнейшее развитие. Этот закон касался не только городов, культурно-политических центров стран, но и их духовных центров, монастырей и главных соборов.
Итак, после смерти князя Юрия Даниловича Московский престол перешёл к его брату Ивану-1, прозванному Калитой, жившему в период с 1283 по 1340 годы, получившему золотой ярлык на великое княжение во Владимире в 1328 году. Напомним, что оба брата были внуками Александра Невского. Иван часто бывал в Орде. Льстивое поведение, многие дары хану Узбеку и его придворным сделали своё дело, его там ценили и к нему прислушивались, такое поведение князя не давало монголам поводов для походов на Русь. Калита навёл порядок во Владимиро-Московских землях, был беспощаден не только с князьями-соперниками, но и с простолюдинами, с большим гневом подавлял всякое недовольство. Сумел значительно расширить влияние княжеской власти и на Великий Новгород. Летописец отмечает, что в результате деятельности Ивана тишина устанавливалась на Руси — замирились князья, перестали поганые вторгаться на землю русскую.
Дань для монголов князья свозили Ивану, который передавал её Орде, но часть утаивал, постепенно становясь самым богатым человеком на Руси, что не только усиливало его власть, но давало возможность отстраивать Москву. При нём в столице появились первые каменные строения, он расширил Кремль, резиденцию князей и крепость, обнёс его дубовыми стенами с башнями. При Иване Москва становится и крупнейшим церковным центром. В Москву часто приезжал митрополит Пётр, который своей деятельностью завоевал огромный авторитет, будучи к тому же первым русским главой церкви. До того это место занимали греки из Византии. Иван был дружен с Петром, кафедра последнего была в Киеве, но он умер в 1326 г. в Москве, и вскоре был причислен к лику святых. Последующие митрополиты сделали Москву местом своего пребывания, что сыграло большую роль в объединении русских земель вокруг неё.
Дети Ивана Калиты, Симеон Гордый (1317–1353) и Иван II Добрый (1326–1359), во всём придерживались курса отца: ездили в Орду, ублажали хана, укрепляли княжество. Когда Калита умер, то ни один князь не мог спорить с Симеоном, который стал обращаться с князьями не как с равными ему братьями, но как с подчинёнными, потому его и прозвали «гордым». В начале его правления Московское княжество нельзя было назвать большим, но благодаря захватам, дарениям, покупкам чужих земель оно увеличивалось в размерах. Однако обстановка на границах русских земель усложнилась, так немецкие рыцари и шведы по-прежнему разоряли новгородские и псковские земли, захватывали то Брянск, то Ржев.
Соседями Руси на северо-западе были и литовские племена, они, как и поляки, на наш взгляд, относились к славянам, то есть были едины с русскими по своему духовному родству. Уже в начале XIII века они были частью истреблены, а частью завоеваны немецкими крестоносцами, независимость сохранили лишь племена, жившие по реке Неман и его притокам. Под руководством князя Миндовинга (правил в 1238–1263 гг., родился около 1195 г.) они объединились и создали своё княжество. Пользуясь тем, что Русь была ослаблена монгольским нашествием, литовцы стали подчинять себе её близлежащие земли, под их властью оказались Гродно, Брест и др. Русские, опасаясь монголов, часто добровольно признавали власть литовских князей. Литовское княжество расширялось, в нём происходила ассимиляция литовцев и русских, но власть и управление принадлежало литовским князьям.
Своего расцвета Литовское княжество достигло в годы правления Гедимина (1316–1341), современника Ивана Калиты. Под властью литовского князя оказались все земли западной Руси: полоцкая, минская, витебская и другие; а затем и Киевская земля признала власть Гедимина, которого европейские историки назвали королём Литвы и Руси, а его королевство — Великим княжеством Литовским. Мы помним, что в V веке земли северо-восточных славян захватывались иноземцами, варяжскими князьями с их дружинами: происходило смешение двух разных по духовному происхождению народов. В XIII веке началось смешение не просто различных юго-западных славянских племён, но уже русского народа со своей развитой культурой с менее развитыми литовцами, но такими же славянами, как и русские. Литовская, а затем и польская кровь после образования Речи Посполитой добавленные к русской крови, в итоге сформировали две народности — белорусов и украинцев, близких и по духу, и по вере, и по крови народу русскому, различных от него только некоторыми особенностями языка и культуры. Поляки и литовцы, принявшие впоследствии католичество, стали враждебными нашему народу.
После смерти Иоанна Доброго Московский престол наследовал его девятилетний сын Дмитрий, родившийся в 1350 году. Карамзин писал, что Калита и Симеон готовили свободу нашу более умом, чем силою, но настало время обнажить меч. Пришли битвы кровопролитные, горестные для народа, но их гром пробудил спящую славу Руси, а народу униженному возвратил благородство духа. Судьба испытывает людей и государства многими неудачами на пути к великой цели, и мы заслуживаем счастья мужественной твёрдостью.
После смерти Ивана II московский престол перешёл к его сыну Дмитрию (1350–1389). Главой московского престола, состоявшего из старейших бояр, стал митрополит Алексий, который примирил Дмитрия с князем Суздальским, которые, оба получив золотые ярлыки на великое княжение, стали воевать за первенство. Алексий правил строго: если вздумает какой-то из князей отказать Дмитрию помощью в борьбе с врагами, он, будучи главой Русской церкви, отлучает его от церкви, в городе закрываются все храмы, прекращаются службы. Алексию помогал Св. Сергий Радонежский, основатель и игумен Троицкого монастыря. К 1368 г. в Москве был построен и укреплён каменный кремль взамен сгоревшего деревянного.
С начала своего самостоятельного правления Дмитрию пришлось вести долгую борьбу с Михаилом Александровичем, князем Тверским. Тот обратился за помощью к литовскому князю Ольгерду, понуждая его вместе с ним идти на Москву. Ольгерд (ок. 1296–1377), сын Гедимина, князь Литовский с 1345 г., был также успешен, как и его отец, в расширении своих владений, присоединил почти все земли современных Белоруссии и Украины, а также Черниговско-Северского княжества, но в своих двух походах на Москву потерпел неудачи. Михаил сумел дважды добиться в Орде ярлыка на великое княжение, но Дмитрий не пустил соперника во Владимир, и в 1375 году организовал поход на Тверь. Месяц он осаждал город вместе с дружинами многих князей-союзников. Войска же из Орды и Литвы в этот раз не пришли на помощь Михаилу, на что тот рассчитывал, и ему пришлось склонить голову перед победителем, заключить с ним мирный договор.
С середины XIV века Золотая Орда из-за внутренних усобиц значительно ослабла, так, с 1357 до конца 1370 года в ней сменилось более двух десятков ханов. В результате она разделилась на две части: Западную (Белую) и Восточную (Синюю) Орду, граница между ними пролегла примерно по Волге. Власть в Западной Орде захватил Мамай (ум. в 1380 г.). Не будучи потомком Чингисхана, он, однако, решил в полном объёме восстановить власть над Русью, а затем и над всей Ордой. Осуществлять свои планы он начал с походов его ханов на русские города, такие как Казань, Нижний Новгород и другие. Сам Мамай готовился к походу на Москву, ибо князь Дмитрий, ссылаясь на незаконность его власти, отказался платить дань. Зная, что тот не оставит Русь в покое, Дмитрий увеличивал свою дружину, заключал военные соглашения со многими князьями русскими. Первая битва между войсками, посланными Мамаем и русскими воинами, которых возглавил сам князь Дмитрий, произошла у реки Вожа на Рязанской земле 11 августа 1378 года. Врага, разбитого в прах, русские прижали к реке и почти полностью уничтожили, погиб и монгольский военачальник Бегич.
Летописцы описывают ярость, охватившую Мамая при известии о гибели Бегича и его войска, он незамедлительно стал собирать новые силы со всей Орды: нанял отряды из Крыма, отважных воинов с Северного Кавказа, договорился о совместном выступлении против Москвы с Ягайло (ок. 1350–1434), князем литовским, сыном Ольгерда. По некоторым данным, войско Мамая насчитывало от 100 до 150 тысяч человек. Немалые силы собрал и Дмитрий, под его рукой объединились княжеские дружины и ополчения многих земель, кроме Новгорода и Твери. Нижний Новгород остался для защиты своих земель от новых набегов монголов.
Святой Сергий Радонежский благословил Дмитрия на войну и обещал ему победу словами «Да поможет тебе Бог и Пресвятая Богородица!», этим утвердив, что дело освобождения Руси от захватчиков и защита от врагов является священным и Богоугодным.
Утром 8 сентября 1380 года на Куликовом поле между Доном и его притоком Непрядвой развернулось сражение. Сам Мамай руководил своим войском, противостав князю Дмитрию. Восемь дней стояли русские на Куликовом поле, ставшем навеки символом русской славы и величия. Большая цена была заплачена за победу, десятки тысяч русичей остались лежать в этой земле. Куликовская битва стала переломным событием на Руси, она вызвала национальный подъём, а её главный организатор князь Дмитрий Иванович приобрёл значение вождя северной Руси в борьбе с внешними врагами и был назван в честь победы над ними Дмитрием Донским.
После возвращения с Куликовской битвы хан Мамай был убит, его место занял Тохтамыш (ок. 1342–1406). В 1382 г. он сжёг Москву, разграбил церкви, убил и пленил жителей. В это время Дмитрия не было в городе, а москвичи сами открыли ворота, поверив клятве, что хан не сделает им зла. Тохтамыш затем быстро ушёл в степь, страшась вступать в открытый бой с Дмитрием, всё же жестко отомстив ему за поражение монголов на Куликовом поле. В 1381 г. Тохтамыш восстановил государственное единство Золотой Орды, при этом он опирался на поддержку Тамерлана, ставшего во второй половине XIV века правителем Самарканда в Средней Азии и так же решившего завоевать мир, подобно Чингисхану. После своего похода на Москву Тохтамыш снова обложил Русь данью. Поборы его были очень тяжёлыми, однако в политическом отношении хан не мог не считаться с усилением русского воинства. Он сохранил Владимирский престол за Дмитрием Донским, тем санкционировал и переход Владимирских земель в вотчину великого князя Московского, что ещё более увеличило его материальную и военную мощь. У Дмитрия, как у многих русских князей, было много детей, 6 сыновей и 4 дочери. После смерти престол Московский занимает его старший сын Василий, одновременно становясь и великим Владимирским князем, но не без согласия Сарайского властителя.
Дмитрий Донской четыре раза воплощался на Руси и был тесно связан с Великим Владыкой в его земных жизнях. Ниже мы приводим список его воплощений.
– Дмитрий (1250–1294), сын Александра Невского.
– Дмитрий Донской (1350–1389) — Сергий Радонежский вдохновил его на победу в Куликовской битве.
– Василий-2 (1415–1462) — отец Ивана-3, первого государя всея Руси.
– Царевич Дмитрий (1483–1509) — внук Ивана-3 и его соправитель в 1492–1502 годах.
До воплощения на Руси Дмитрий не раз воплощался византийским императором, а после — не раз был президентом Америки, например, Франклином Рузвельтом. О нём Е. Рерих писала: «Президент Рузвельт являет сущность Урана и его путь с новым строительством» (Высокий путь. М. 2002 г. Т. 2. С. 570). И Дмитрий, и Владимир, о воплощениях которого как отце, а затем и сыне Ярослава Мудрого, мы писали ранее, сегодня по воле Великого Владыки Земли воплотились в России, чтобы защищать её от врагов, ополчившихся на неё со всех сторон мира.
XIV век на Руси был освящён присутствием Великого Владыки в личности святого Сергия Радонежского. Великий Святитель и Подвижник земли русской прожил здесь долгую трудную жизнь, а ныне, являясь её небесным Покровителем, даёт ей силу для победы и нерушимую веру в неё. Ниже мы приводим выдержки из работы Е. Рерих «Преподобный Сергий Радонежский». Сергий родился в 1314 году в семье ростовских бояр Кирилла и Марии, было у него двое братьев, старший Стефан и младший Петр, его же имя от рождения — Варфоломей. Сказывают, что в отрочестве он встретил некоего старца, от которого получил пророчество, что явится основателем монастыря Пресвятой Троицы, дабы многих привести к постижению Божественных Заповедей. Уже с юности наметился в нём будущий отшельник и инок, его поглощали мысли о спасении не только себя, но всей земли Русской. Стремление к отшельничеству в нём возрастала, но он уступил просьбе родителей рано не покидать их. Скоро они сами удалились в Хотьковский монастырь, где и умерли, когда Варфоломей вышел из юношеского возраста, и окрепший организм его мог уже выдержать суровости пустынного жития.
Сергий принял монашество ещё до смерти родителей, а после их ухода вместе с братом Стефаном ушёл в лес. Они выбрали там возвышенное место неподалеку от Радонежа, здесь впоследствии и возник Троицкий монастырь, великая святыня земли русской. Место было красивое, наполненное запахами хвойных бескрайних лесов. Братья построили два сруба: один для церкви, другой для жилья, церковь была освещена по благословению митрополита Московского Феогноста. Стефан недолго выдержал тяготы пустынного жития, он ушёл в монастырь в Москве. Варфоломей остался один, вначале изредка к нему заходил для совершения богослужения старец Митрофан, который затем постриг его в иноческий чин с именем Сергий. И потекли месяцы и годы его полного одиночества, погружения в жуткое безмолвие, борьбы с невидимыми тёмными силами.
Слухи о подвижнической жизни Сергия скоро разнеслись по окрестности, его стали навещать люди, прося назидания. Наконец, пришли к нему и те, которые желали подражать ему и просили принять их в число учеников. Когда собралось к нему до 12 учеников, были построены для них кельи, вокруг застроенного пространства поставили деревянную ограду для защиты от диких зверей, и началась жизнь в новоустроенной Обители, коей Сергий стал наставником-игуменом. Иноки трудились, обеспечивая себя всем необходимым для жизни, много прерывались на совместные богослужения, молитву в кельях, переписывание книг и даже иконописание. Сергий трудился наравне с другими; несмотря на скудную пищу, был здоровьем крепок, и зимой, и летом ходил в той же одежде. Кротость, духовная ясность, величайшая простота являлись основными чертами его личности.
Затем Сергий, непрестанно заботясь о духовном преуспеянии своей паствы, число иноков которой возрастало, решил ввести в своей обители общежитие. Раньше монахи жили в своих кельях, имели некоторую собственность, свой распорядок дня, теперь все были подчинены единому уставу, разработанному Сергием, имущество стало принадлежать всей общине. Слава о святости и мудрости Сергия выдвинула его на поприще государственной деятельности, когда с половины жизни установилась его дружба с митрополитом Алексием. Он неоднократно возлагал на игумена трудные политические поручения: убеждением усмирять распри удельных князей, проводить их к признанно верховной власти князя Московского. Апофеозом его деятельности стало благословение на битву с монголами великого князя Дмитрия.
Около того времени началось и величайшее дело Преподобного Сергия по основанию новых монастырей на Руси. Все места для обителей он избирал сам, совершая многовёрстные передвижения пешком, в создаваемых им монастырях игуменами становились его ученики. В общем ученики Сергия основали до сорока монастырей нового типа, ученики его учеников - ещё около шестидесяти. Из Московской области монастырское общежитие распространилось на север, в Поморье, и на запад, в земли Новгородские и Псковские. В XV–XVI веках все леса северной Руси населились пустынножителями, подражателями Сергия, около этих уединённых мест быстро вырастали новые и новые обители, а вокруг них образовывались и поселения. Елена Рерих особо подчёркивает великое историческое значение монастырей в деле строительства Российского государства. По завету Сергия они создавались в местах пустынных и диких, привлекали к себе население, которому было удобнее и прочнее жить при них. В итоге, они явились распространителями просвещения, развивали земледелие, строительство, насаждали ремёсла и на духовной культуре закладывали основы государственности.
От себя добавим, что подобную роль в Европе, особенно в её ранний средневековый период, исполняли монастыри, основатели которых руководствовались наставлениями Антония Великого (280–356), разработавшего первый устав для отшельнической жизни. Его подвиг и повторил Сергий в новых исторических условиях, его жизненный опыт он хранил в сердце своём, ибо среди его неустанных воплощений на земле была и личность Антония Великого.
Сергий Радонежский ушёл из жизни 25 сентября 1392 года на 78 году от рождения. Незадолго до этого он удостоился видения Небесного Света, окружавшего посетившую его Богоматерь, которую он глубоко почитал. За полгода до своей кончины Преподобный получил откровение о своём исходе. Призвав братию, он вручил управление обителью своему ученику Никону, сам же удалился в келью в полный затвор и безмолвие. С тех пор имя и дела Святого Сергия вписаны в сердца истинно верующих русских людей, а его преданные ученики неустанно повторяют молитвенное к нему обращение: «Отче, Сергий Дивный, с Тобою идём, с Тобою победим!»
Назад
3. Русь в период позднего Средневековья
3.4. Русь в XIII веке. Князь Александр Невский
Далее
3. Русь в период позднего Средневековья
3.6. Русь XV века. Иван III Великий, государь всея Руси