Философия истории и будущее исторической науки

1. История как наука

1. Слово «история» греческое, оно означает «исследование» или «изучение». В настоящее время оно употребляется в двояком смысле: для обозначения процесса развития природных и социальных форм и для обозначения наук, которые эти процессы изучают. Можно выделить три вида истории: космическую — историю Вселенной и конкретно нашей Солнечной системы; природную — историю нашей планеты со всеми её дочеловеческими царствами; человеческую — историю человечества Земли. В современной науке они не только рассматриваются в отрыве друг от друга, но и друг другу противопоставляются; считается, что история наделённых разумом людей несравнима с историей неразумной Природы и безжизненного Космоса. Это происходит оттого, что наука не признаёт наличия в природных формах жизни духовного начала, источника развития сознания от примитивного уровня до человеческого мышления. Хотя наука и учит сегодня о развитии мира, она ничего не знает о движущих силах и целях эволюционных процессов.
Наука изучает мир явлений, познаваемый чувственно-рассудочным путём. Но всякое научное познание, осознанно или неосознанно, базируется на системе общих представлений, на определённого рода философии. Учёные утверждают, что становление мироздания совершается стихийно, по воле слепого случая. Они отрицают присутствие в мире Божественного Разума, направляющего разумные Существа, которые творят природные формы согласно созданным Разумом первичным образцам. Однако каждая форма мира имеет своего творца, ибо части сами собой не могут организоваться в целое, нужна не только внутренняя сила их сцепления, но и внешняя разумная сила их организующая.
Мир явлений разворачивается во времени, каждая форма или событие имеют определённую длительность существования и следуют друг за другом в последовательности, которую мы называем «прошлым», «настоящим» и «будущим», даже на уровне обыденного сознания понимая их взаимообусловленность, причинно-следственную связь между ними. Любой исторический процесс необходимо предполагает наличие неизменного фундамента, на котором он разворачивается, ибо становление невозможно без пребывающего основания. Только изучение единых законов мироздания покажет учёным взаимосвязь происходящих в мире процессов, только учёные, знающие истинное учение об эволюции мира, не будут отрывать историю человечества от истории Космоса и Природы. Тогда и придёт осознание неразрывной связи естественных и гуманитарных наук.
«Нужно изучать историю планеты со всех сторон, от разных отраслей знания. Нужно познать поворотные пути человечества как науку, связанную с основными законами Вселенной. Неотложно следует ввести изучение химизма Светил» (1). «Наука История есть основание всех прочих наук… Знание есть история развития Мироздания. История уявляет развитие всех наук и мысли человека. История даёт направление всем будущим наукам. Знание истории народов и стран необходимо для правильной оценки событий, как происходящих, так и грядущих» (2).
Далее мы будем говорить только о человеческой истории и науке, которая изучает её прошлое. Становление современной науки, в том числе и истории, есть постепенное выявление отдельных элементов сокровенного знания для широкого распространения и использования. Как известно, историческая наука ведёт своё начало от Геродота и Фукидида. До того времени она была наукой сокровенной; знание о прошлых событиях излагалось напрямую лишь избранным, которые передавали его народам в виде символов и аллегорий, мифов и легенд. Ни один мифологический рассказ, ни одно событие в народных сказаниях не были вымыслом, каждый из таких рассказов имел историческую подоснову, с которой переплетались религиозные идеи. С V в до н. э. история начала выходить из святилищ, но лишь благодаря развитию археологии в последние два века было осознано, что мифы древности не являются сказками.
«Религиозная и эзотерическая история каждого народа была изложена в символах. Она никогда не была выражена буквально и во многословии. Все мысли и переживания, все учения и знания, сообщённые путём откровения или добытые самостоятельно, нашли у ранних рас своё графическое выражение в аллегориях и притчах... Никогда не позволялось ученику излагать какие-либо исторические, религиозные и реальные события в точных словах, не допускающих двоякого смысла из-за опасения, что силы, связанные с этим событием, не были ещё раз привлечены. Подобные события были передаваемы лишь во время Посвящения, и каждый ученик должен был запечатлеть их в соответствующих символах, извлечённых из его собственного ума и которые просматривались потом его Учителем, прежде чем быть принятыми окончательно… Вымысел или легенда — аллегорическая передача жизненной реальности, событий и фактов» (3).

2. К настоящему времени история достигла значительного развития, но её формирование как истинной науки — в будущем. Историческое познание должно выполнять две задачи. Прежде всего познавать исторический процесс в его многообразной и субъективной очевидности, для чего собирать сведения о прошлых событиях, складывающихся из деяний преследующих свои цели людей, и определённым образом их упорядочивать. Этот уровень исторического исследования можно назвать описательной историей или историей-хроникой, так как историк собранные факты о прошлом располагает в хронологической последовательности. Известно, что универсальная хронология была изобретена Исидором Севильским в седьмом столетии нашей эры, она датирует всё происходящее временем до и после рождества Христова. Историки Запада приняли эту временную ось и по сей день соотносят с ней события мировой истории, но эта ось условна и относительна. Хронология мировой истории может быть более адекватно воссоздана только в том случае, если она будет соотнесена с космическими циклами, например, с годом Платона, равным приблизительно 26 тыс. лет и состоящим из периодов в 2155 лет.
Уже на уровне описательной истории были осознаны трудности исторического познания, и поставлен вопрос о возможности истории как истинной науки. Фактами истории являются свидетельства очевидцев тех или иных событий, но встаёт вопрос об их достоверности. Не исказил ли очевидец сознательно или бессознательно то, о чём повествует его рассказ? Если об одном и том же событии сохранилось несколько свидетельств, какое из них выбрать в качестве заслуживающего доверия, а какое отвергнуть? Из-за невозможности однозначно ответить на эти и многие другие вопросы и вытекают суждения о том, что история не может притязать на истину, ибо описываемые ею события никогда не происходили так, как она их излагает. Субъективность видения исторических событий устранить невозможно, ибо история творится людьми, ими и выражается так, как они это понимают, запоминают или желают. Искать истину в мире изменчивом и преходящем, в субъективности человеческой памяти нельзя, вопрос об истинности истории должен ставиться и решаться иначе.
Все события истории, отражённые в сознании людей и историка в том числе, обладают относительной реальностью. Но историк от вопроса «Как совершается то или иное событие?» всё же должен переходить к вопросу «Почему оно совершается так, а не иначе?» Например, если какой-то свидетель намеренно искажает факты, то историк должен ответить на вопрос, почему свидетель умаляет одно событие за счёт возвеличивания другого? Когда историк задаёт вопрос о причинах тех или иных событий, от описательной истории он переходит к научной, призванной постичь причины и цели человеческих поступков. Уже сейчас некоторые учёные признают, что их задача состоит не только в описании человеческих действий, но и в понимании лежавших в их основе мыслей. Но только в том случае, если историк сможет проникнуть в сознание другого человека и пережить его как своё собственное, он будет в состоянии познать внутренние причины чужих поступков. Но пережить чужое как своё, далёкое как близкое, мы можем только в том случае, если существует единое пространство, в котором мы имеем начало и в котором мы не отделены друг от друга стеной плотных материальных форм.
ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВЫ ЕДИНОЙ НАУКИ О ЧЕЛОВЕКЕ
2. Философия истории
7. Вершины человеческой эволюции и её неудачи
Агни Йога. Мир Огненный. Ч. 2. § 449
Рерих Е.И. Сб. «У порога Нового мира». М. 2000. С. 286-287
Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. Ленинград. 1991. Т. 1. Ч. 2. С. 8