5. Сущность историко-философского процесса

1. Сбор и систематизация эмпирического материала по авторам, народам и историческим периодам не есть ещё история философии. Необходимо осмыслить историко-философский процесс в целом, обнаружить закономерности, определяющие последовательность и связь философских идей и воплощающих их систем. История философии в указанном смысле ещё не написана, поскольку до сих пор существовала единственная серьёзная попытка предпринять это трудное дело – история философии Гегеля. Он первым поставил задачу охватить единым взором процесс развития западной философии с момента её возникновения. Он попытался осмыслить основы, на которых разворачивалось многообразие философских творений, выразить исторический процесс в логике понятий. Последовательная смена систем в истории не случайна, Гегель усматривает закон, который и пытается обосновать в ходе изложения западной истории философии. Для него «последовательная смена систем философии в истории та же самая, что и последовательность в развёртывании логических определений идеи» (28). Согласно философу, каждая последующая во времени философская система ближе к истине, поскольку включает в себя все предыдущие достижения, отсюда новоевропейская философия была признана им вершиной философского развития.
История философии, написанная Гегелем, имеет существенные недостатки, вытекающие как из трудности поставленной задачи, так и из нерешённости некоторых важных теоретических вопросов. Одним из них является вопрос о том, кто является действительным носителем философского процесса. Носителем абсолютной Истины, которая должна выразиться в логике понятий, является по Гегелю Абсолютный Дух. Его развитие, одновременно и самопознание, состоит в том, что он проявляет свои потенции, разворачиваясь в мире природы и человеческой истории. Развитие Духа совершается циклично, в конце цикла он возвращается к своему началу, обогащённый всем пройденным опытом. Абсолютный Дух проявляется у Гегеля непосредственно через человека и через человечество в целом. Однако носителями творческих идей являются не человечество в целом и не отдельный смертный человек, а Высшее Эго развитых личностей.
В силу характера своего времени Гегель подробно не рассматривал эволюционное совершенствование человека путём его многократных воплощений на земле, хотя и допускал его. Философ недостаточно выразил и проявление закона цикла в человеческой истории, ибо периоды духовного подъёма сменяются в ней периодами упадка. И можно ли считать современную бездуховную эпоху вершиной развития человечества?! Но ночь необходимо сменяется днём, и возрождение древней Мудрости на новом витке развития человечества является первейшим условием его нового расцвета. Последовательность раскрытия идей Логоса нужно искать не в исторической смене разнородных философских систем, как полагал Гегель, а в смене истинных учений, приносимых в мир Великими Учителями и их ближайшими учениками, ибо только они реализуют замысел Космического Разума.

2. Процесс развития философии не является случайным, но его законы мы можем обнаружить только тогда, когда будем в состоянии познать воплощения Великих Учителей. Их философские творения были обусловлены не задачами собственного совершенствования, а задачами общечеловеческой эволюции. Они приносили в мир духовное знание согласно развёртыванию эволюционного процесса на Земле, говорили не только о новом, но и о нужном, о том, что недостаточно осознано или вообще забыто человечеством. «Что есть нового? Ничего. Но есть лишь новое осознание явлений свойств материи для современного состояния ума. Нужно понять, что истинные утверждения не в самодовлеющем отрывании, но в действительной преемственности» (29).
Оригинальность в философии заключается в способности увидеть новые грани вечной Истины, тем самым проявляя её полноту. «Не новое говорю, вообще нужно согласиться, что нового не существует. Есть забытое или ранее не осознанное. Мы предлагаем вместо нового говорить – нужное. Не будем набираться самомнения и помышлять о чём-то новом. Лучше будем думать о нужном, о том, что может принести миру наибольшее благо» (30). Отсюда и мы не будем стараться искать в каждой философской системе нечто новое и на этом основании оценивать её вклад в развитие философии, как это зачастую делают современные исследователи. Мы будем уважительно относится к тем, кто ясно и просто излагает давно известные в философии, но мало усвоенные в обществе идеи, способствуя этим просвещению народа.
Таким образом, если мы хотим познать историко-философский процесс изнутри, то есть в его необходимости и направленности, следует прежде всего попытаться выделить из множества философских систем творения Великих Учителей и посвящённых Адептов. «Учителя давали наставления, различные по наречию и обычаю, но сущность преподанного оставалась неизменной. Ещё не произведён труд сопоставления этих Учений. Говорят о сравнительных религиях, но Мы сейчас имеем в виду разбор основ, данных Учителями. Если прилежный учёный отберёт все особенности народов и веков, то в основании он найдёт заветы, данные как бы одним лицом. Можно распознать несколько Индивидуальностей, которые последовательно выполняли задание и приносили человечеству постоянное совершенствование» (31).
Проникновение вглубь их систем поможет нам не только увидеть сущность Высочайших Эго, но и приобщиться к Истине в её целостности и полноте, ибо только познавший основы сможет оценить истинное место того или иного философа в иерархической цепи. Распознав Лики Великих Мудрецов, нужно затем обратить особое внимание на тех, которые в течение веков были верны их идеям, и, несмотря на ошибки, не отвергли главное – разумность мироздания и непрерывность жизни. Пронёсшие через века любовь к Пифагору, Оригену, Платону и Плотину наверняка являлись их учениками в каких-то своих воплощениях, ибо связи между душами складываются тысячелетиями. При этом мы увидим, через какие взлёты и падения в своём эволюционном развитии проходили ученики.
В основу изучения прошлого нужно положить и идею о преемственности знания. Ключи от средневековой философии нужно искать в древних Греции и Риме, истоки древнегреческой философии в Египте и Вавилоне, а последних – в древней Индии. Между тем, до сих пор говорят о греческом чуде – философии, выросшей будто на пустом месте. При этом утраченное знание можно восстановить по сохранившимся фрагментам и сочинениям последователей. Если, например, твёрдо усвоить, что Пифагор, Платон, Плотин, Ямвлих и Прокл давали своим ученикам единое в сути учение, то утраченное знание Пифагора отчасти будет нам доступно. Осознав, что знание давалось человечеству из одного источника, Братства Великих Учителей Мудрости, в виде философии – для образованной части общества, в виде мифа и религии – для многих и многих других, смысл философских понятий можно соотнести с символическим и аллегорическим языком древних мифов и Священных Писаний. Но что особенно важно, изучение преемственности поможет нам обнаружить воплощения отдельных Индивидуальностей, так как философы бессознательно, а иногда сознательно, обращаются к своим прошлым жизням. Восстанавливая непрерывность сознания, пробуждая из «Чаши» накоплений прошлое знание, они быстрее находят-вспоминают задачу своей новой жизни и продолжают прерванный труд. Если мы примем истину о непрерывности жизни и сумеем обосновать её при изучении воплощений Великих Душ, то внесем вклад в эволюцию человечества. Сначала культурные деятели, затем всё большее количество людей будут знать, что со смертью тела жизнь не кончается, никакой труд не напрасен и не прерывается с уничтожением преходящей личности. У людей появится будущее, и жизнь на Земле преобразится.

3. Историю философии в целом может осмыслить только человек, обладающий знанием своих прошлых воплощений. Открывая воплощения своего Высшего Я, он будет иметь ключи для постижения воплощений других философов, сможет увидеть, какие идеи постигали они в различные периоды своего творчества. «Мёртвые молчат, мы слышим их только из их творений», – считают современные исследователи, но человек, осознавший непрерывность жизни, общается с живыми. Философы прошлого пребывают среди нас, можно узнать их и они оживут; кто, например, распознает Индивидуальность Гегеля и обнаружит его присутствие в современной эпохе, тот увидит его живым. Но знание прошлых воплощений сокровенно, оно раскрывается далеко не всем и не всегда, а только для выполнения важной задачи. Оно раскрывается Учителем, который ведёт ученика по пути восхождения, однако чтобы услышать и принять Его указания, нужно не только иметь большие накопления, но и пробудить их своим стремлением к истине и самопознанию.
Историю философии в целом может осмыслить только философ, который был участником и наблюдателем философского процесса, который любит философию, ибо служил этой Музе века. Только тот человек, который был связан узами дружбы с другими Индивидуальностями, узнает их на трудных дорогах земных странствий. Только любовь поможет ему раскрыть тайну той или иной Индивидуальности, распознать истинную сущность, скрывающуюся за тем или иным философским именем. Только любовь, объединяющая сила Вселенной, позволит ему собрать эмпирический материал, необходимый и достаточный для выполнения задуманного, магнитная сила притяжения привлечёт нужное и отсеет лишнее. Философия есть не просто любовь к Мудрости, она есть Мудрость Любви, без которой невозможно ни познание, ни творчество, ни жизнь вообще. Только Любовь позволит ученику соединить своё сознание с сознанием Учителя, причаститься к Огненной Чаше Его накоплений. Только тот, кто хранит в своей душе встречи с Учителями, ответит на их новый призыв!
Итак, для изучения историко-философского процесса необходимо постижение Единой Мудрости, лежащей в основе всех философских систем. Только зная целостное Учение, мы можем увидеть, какие элементы были освоены философией на протяжении веков её развития, какие остались без внимания. Знание целостной системы основных доктрин поможет нам оценить место того или иного мыслителя и его вклад в развитие философии. Чтобы увидеть процесс развёртывания идей, нужно подняться над ним, знать то, чего не знал мыслитель, находящийся внутри него, то есть сначала овладеть данным нам Новым Откровением. «Исследуя столь великие вещи, мы не довольствуемся общими понятиями и ясным представлением видимого, но для ясного доказательства своих слов, берём свидетельства из Писаний, признаваемых нами божественными» (32).
Освоение Учения Жизни, а именно: «Писем Махатм», сочинений Е.П. Блаватской, прежде всего, томов «Разоблачённой Изиды» и «Тайной Доктрины», книг «Агни-Йоги», писем и дневниковых записей Е.И. Рерих, и даст нам возможность изучать и правильно оценивать исторические философские учения. Можно не быть специалистом в области индийской философии, можно не знать древнегреческого языка, но можно научиться читать «между строк», даже по плохим переводам и фрагментарным отрывкам понимать мыслителя, схватывая его главные идеи. К примеру, знающий основы никогда не допустил бы следующую оценку философии Оригена, великого христианского мыслителя: «Он изобретает фантастическую конструкцию, где в невообразимом смешении находятся понятия и образы, логика и игра религиозно аффектированного воображения» (33). В слепоте и самомнении многие авторы современных книг, излагающие философию древних, допускают оценки ещё более чудовищные по своей невежественности.
Изучение же историко-философского процесса, описание отдельных воплощений крупных философов в веках, эмпирически докажет закон перевоплощения, а осознанный и принятый людьми, он преобразует нашу жизнь. У человека появится будущее, и смутные надежды на бессмертие станут неопровержимыми законами. «Великий Платон сказал – «мысли управляют миром…» С таким широким пониманием приступим к ознакомлению с историей развития мысли. Откинув все предрассудки мест, времени и национальности, мы, как пчёлы, будем собирать драгоценный мёд человеческой творческой мысли! Заложив в основание мощные достижения великих создателей нашего сознания, приступим к развитию своей мысли, своего творчества и из новых сочетаний будем высекать новые искры огня мысли, этого венца мироздания» (34).
6. Философия и религия
4. Иерархия философских учений
Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. СПб. 1999. Кн. 1. С. 92
Агни-Йога. Община. § 235
Агни-Йога. Надземное. § 226
Агни-Йога. Надземное. § 665
Ориген. О началах. Самара. 1993. С. 247
Майоров Р.Р. Формирование средневековой философии. М. 1979. С. 99
Рерих Е.И. Письма. Минск. 1992. Т. 1. С. 27